j_v_p: (Default)
Было это в родных весях, гуляла я со знакомым, и зашли мы случайно в сохранившийся на постсоветских просторах тир моего детства. Такие же беленые стены, такие же мишени - уточки, лебеди, зайцы, те же самые ружья на цепочках. Разница только в цене за пульку.
Очков у меня с собой не было, я их уже не носила, но не начала еще таскать с собой. Но там расстояние небольшое, поэтому ухитрялась попадать - навык совсем не пропадает. Рядом немножко потусовалась толпа малоденежных подростков, выстреливая немногочисленные пульки с еще более немногочисленными попаданиями. Косились на меня с удивлением и (надеюсь) уважением. Потом подростки ушли, а хозяин тира смотался на минуточку в подсобку и вытащил мне пневматический пистолет. Иж-переломку под те же пульки. Показал, что и как, поскольку я кроме этих ружьев почти ничего в руках и не держала, а пистолеты видела только на картинках и в киношках, и ушел, чтобы не смущать. Я начала стрелять в самые крупные мишени, даже не помню, с каким результатом, настолько меня поглотил процесс. Возбуждена была до крайней степени, так что могла и вообще не попадать.
Потом совсем чуточку поговорила с хозяином, высказала ему свою благодарность (а я очень была благодарна), а когда выходила в теплый начинающийся летний вечер, то прямо прыгала вверх по ступенькам из тирного полуподвала. И дальше то и дело начинала подпрыгивать и сводить разговоры к тому, как это здорово – стрелять из пистолета.
Если я правильно помню, ближайшей же осенью мы покупали дом, и я выбрала такой, у которого в подвале прямо-таки напрашивался пневматический тир, а потом купила себе пневматических гаму и вальтера, а потом пошла на ганзу и там совершенно случайно нашла соседа по городу, и какая-то часть моей жизни стала существенно интереснее. И эта история тоже заслуживает номера в моем списке.
j_v_p: (Смотрю)
Все, наверное, знают, что  [в среднем] женщины любят лошадей, а мужчины рыбок.
Любовь к лошадям бывает теоретическая, а бывает и практическая. С практической любовью (не моей) к лошадям и связан очередной мой счастливый эпизод.
Занятия конным спортом в местных коммереческих школах дело неспешное. Пока с шага на рысь, а с рыси на кентер ученики перейдут, уйму денег их родители заплатят. А если еще и тренеры меняются каждые полгода вместе со взглядами на обучение и на квалификацию учеников, то денег пропадет еще больше.  Но что поделать.

Медленно и неспешно в течение нескольких лет наша дочь обучалась скаковым премудростям. И вот как-то раз стою я в манеже за заборчиком, нюхаю торфяную пыль, поднятую конскими копытами, слушаю, как покрикивает тренер, напоминая про ведущую ногу, а там внутри по кругу, полупристав в стременах, дочь пускает лошадь в кентер. И вот на том отрезке пути, что она скачет в мою сторону, я могла видеть ее лицо, а на нем  было написано счастье. У нее не так часто на лице бывало написано что-то хорошее, а настолько прекрасное - вообще первый раз со времени младшей школы. Было это недолго, пока лошадь не вернулась на шаг.
И я тоже была счастлива, кажется, даже дольше. Не знаю только, насколько у меня отражалось это на лице. И тогда я впервые поверила, что за деньги можно купить кусочек счастья. Себе и ребенку.
j_v_p: (Default)
Осень в пустом городе, абсолютно пустом. Правда, я видела ее только в парке, поэтому не знаю, почему я решила, что город тоже пустой. 
Желтые, по-подмосковному желтые листья под ногами. Кленовые. И на старых серых некрашеных скамейках контрастные желтые листья.
Нежность, ощущаемая кожей. Я бреду, футболяя ногами ворох желтизны. Нежность. Я наклоняюсь и провожу рукой по скамейке, скидывая листья. Нежность. Земля сухая и серая, почти как скамейки. Тепло и облачно, никакого солнца, никакого дополнительного золота к тому, что есть.
Жемчужная шапочка. Украденная из музея? Где еще могут быть такие вещи. Еще на киностудии и у безумных рукодельниц. Такие шапочки бывают у принцесс, да-да, именно поэтому.
Шапочка - это тоже нежность.


Сон это, сон.
Но ощущения настоящие.
j_v_p: (Default)
День Благодарения мы любим проводить в Канаде.
Шутки шутками, но несколько лет назад мы поехали в Монреаль на этот праздник (в Канаде ДБ свой и празднуется на месяц раньше) и нам понравилось. Сняли квартирку-студию со всеми нужными для жизни вещами, завтракать ходили в квартиру-столовую на первом этаже, машину поставили на единственное свободное место перед домом и передвигались по городу пешком.

Конец ноября в Монреале не самое лучшее время для прогулок, особенно если приехать туда в обычной для мериленда одежде - осенних (вариант - лыжных) куртках и ботиночках на тонкой подошве, имея на смену кроссовки. Но мы очень бодро бегали и мерзли в меру, а город и его музеи пришлись нам по вкусу.
Хочу вспомнить одну прогулку. После очередного осмотра достопримечательностей и обеда мы на таскаемой с собой карте наметили пеший маршрут до квартиры. Все перемещения наши были в пределах основной туристической части города, но сам город-то немаленький. Идти надо было иногда по приличным улицам, а иногда по каким-то чуть ли не заводским районам вдоль бетонных заборов, но, по крайней мере, с тротуарами.  Мы с утра уже и так натопались, ноги с непривычки гудели и отваливались, и тут еще на нас сверху полил холодный дождик. Честно поделив на пятерых два зонта, мы мужественно и молча шагали, периодически сверяясь с картой. Ноги промокли почти у всех, болоньевые куртки начали подтекать по швам, а моя непромокаемая плащевка так вообще по всей поверхности. Намокали брюки выше колен от дождя и от голени и ниже от луж. Мерзли руки в промокших перчатках, по крайней мере, мои кожаные промокли с тыльной стороны и грели чисто условно.
И при всем этом у меня было очень хорошее настроение. Такое ощущение сплочения семьи в неблагоприятных условиях. Никто не предъявлял претензий друг к другу (читай - ко мне :) за выбор неудачного маршрута, за решение идти пешком, за поездку вообще.  На дождик, наверное, возмущались, но это не вызывало раздражения. Наоборот, был прилив некоторой бодрости и даже гордости (это у меня лично), что мы так хорошо шагаем и так мужественно переносим эти мокрые неприятности.

На квартире сырую одежду и даже некоторые кроссовки (да, кто-то при +1С ходил в кроссовках) погрузили сушиться в машинку, поставили что-то вариться на ужин, включили телевизор - и началась обычная жизнь. Кто-то не хотел есть макароны, кто-то не хотел смотреть кёрлинг - все как всегда.

Но, может быть, я потом еще дважды рвалась ехать в Канаду на этот праздник, потому что мне запала в душу эта прогулка под ледяным дождем.
j_v_p: (Default)
Обычно я получаю большое удовольствия от вида неба и луны. Особенно полной луны на восходе.
Поэтому ничего удивительного, что в какую-то пасхальную неделю в Майями при виде полной луны у меня возникло удивительное ощущение красоты.
Шла я вечером в гостиницу из аптеки Walgreens с пакетом йогуртов и печенья, ничего не подозревала, и вдруг раз - луна из океана выпрыгивает. Сорок какая-то улица меня выводила на тамошний деревянный тротуар (а их boardwalk очень сильно отличается от тезки в Оушенсити, в Майями-Бич существенно темнее) как раз перпендикулярно берегу. Ну и луна выкатилась ровно на меня, как специально ждала. Представляете, какое это потрясение - луна, поднимающаяся лично для тебя. Слов много, но у меня не получается подобрать подходящие. Я ощущала это физически, на уровне сердца-горла. Не больно, никакого дискомфорта, но вот щемит и сдавливает.
Какое небо, не хватает слов, при взгляде на него щемит там где-то слева.

Пресловутая серебряная дорожка на волнах меня как раз не очень впечатляет обычно. Безусловно, она тоже красива, плыть по ней забавно, хотя в море-океане я не пробовала этого. Ну и тогда - я встала около перил, поставила на доски пакет и смотрела в первую очередь на луну, пока она быстро поднималась и становилась относительно мелкой. И ушла оттуда, в приятном флоридском тепле весеннего вечера к семье в гостиницу.

А на следующий день-вечер собирались поймать луну все вместе, но не сложилось.
j_v_p: (Default)
Время действия - зима самого демографически провального года страны (стран).
Место действия - второй этаж районной поликлиники, крыло женской консультации.
Светлый коридор, впереди меня белая дверь в кабинет, где-то слева темное окно вечернего Киева. Я сижу, прислонившись к стене, ногу на ногу уже не положишь, но еще хватает сил сидеть и не хочется ворочаться с полубока на полубок. На мне всегдашний беременный костюмчик в мелкую бело-голубую клетку и по холодной погоде теплые черные лосины повсеместно продающегося тогда типа "почти ангора, а уж какие при малейшем трении искры дает!"
Мы ждем приема у молодого врача, только-только, прямо на памяти моей беременности появившегося после ординатуры в нашей жк, но уже поставленного в ней главврачом. Вот он главврачебные свои дела где-то и решает, а пациентки пока ждут. Я третья в очереди за двумя женщинами, уже активно беседующими друг с другом до моего появления. Сижу рядом тихо, поневоле слушаю. Дамы с восторгом от того, что все в прошлом, вспоминают ужасы своих единственных родов:
- А схватки, ужасно, частые такие!
- Да-да, не выдохнуть и не вдохнуть! И когда акушерка начинает кричать: не тужиться!
- Ну как не тужиться, больно же и сил нет терпеть!
- И когда родился сын, у меня первой мыслью было: как хорошо, что не девочка, ему это не придется переживать!
- И у меня сын, и у меня такая же первая мысль!

В разговоре выясняется, что сыновья эти возраста старшего школьника - младшего студента. А бедные их мамы восемнадцать лет спустя все смакуют свои родовые страдания.
Потом одна из них говорит:
- Ну что же мы тут все ужасы описываем, а бедная женщина сидит рядом и слушает, ей же еще рожать, не надо бы ее пугать.
На что я самым беспечным своим тоном отвечаю:
- Ничего-ничего, вы рассказывайте, у меня это третий ребенок.

Соседки замолкают, и следующие четверть часа мы ждем нашего главного врача в тишине.

У меня не было чувства радости в этот момент, но было чувство полного и глубокого удовлетворения.
j_v_p: (Default)
Это было лето, каким оно бывает в детстве - солнечное, жаркое, с долгими днями. Наш длинный двор тянулся вдоль двух желтых домов, в каждом по два этажа и по два подъезда. С одной длинной стороны двор ограничивали палисадники этих домов, с другой длинной стороны - сараи, а в прорехах сараев границей служили поднятые над землей трубы теплотрассы. В то время я на трубу могла залезть только в местах, где под оштукатуренными кирпичными надстройками прятались вентили. Эти кубики служили ступеньками. Одна из которких сторон была частично обозначена штакетным забором сомнительного цвета, много раз перекрашеным и столько же раз ободранным.
Я жила в первом подъезде правого дома, а находилась в тот день в самом дальнем левом углу. Как раз в углу, ограниченном теплотрассой и заборчиком. На мне был надет милый белый сарафанчик в красную клубнику с зелеными листиками. К нему еще была косынка в комплекте, но я ее не каждый раз носила. В этой части двора росло обыкновенное дворовое сорнячное разнотравье. Мне оно казалось совсем таким же, как трава на каком-нибудь лугу, куда меня тоже иногда водили. Метелки пырея были по-луговому высокими, так же росли красные и белые клевера. В этот день я охотилась там за кузнечиком. Обыкновенных кузнечиков во дворе хватало, мы их ловили, привязывали ниточку к задней ноге и пытались тренировать, как животных в цирке. А кузнечики огромные, зеленые, с саблями во дворах не водились, и только в этот день он прискакал к нам откуда-то на полчасика. Я ползала в траве одна, находя его, робко пытаясь его поймать и теряя. Это было увлекательно и радостно. Похоже, что меня больше интересовал процесс, а не результат, потому что я не припомню ни пойманного кузнечика, ни обиды на зря проползанное утро.
Я помню тепло солнечных лучей, колючую траву под коленками и локтями, но совсем не помню никакого запаха. Еще помню, что в какой-то момент я вползла в чью-то тень, подняла голову и увидела какого-то человека - не то полузнакомого соседа, не то совсем незнакомогу мужчину, проходившего мимо и на минутку остановившегося посмотреть на маленькую девочку. Не помню больше никаких подробностей, кроме главного: я посмотрела на незнакомого взрослого и поползла дальше. Мне было хорошо.
И только сейчас я понимаю, что мне еще было совсем-совсем нестрашно.
Да и ничего страшного там не было - постоял человек, посмотрел, может быть, улыбнулся и пошел дальше, а я еще продолжала счастливо гоняться за кузнечиком.
j_v_p: (Default)
Идею пересказал a_str. Понравилась. В течение двух недель ежедневно описывать один счастливый момент из жизни.

Конец июля или начало августа 1989 года.
Мы сплавлялись по реке Суне, от Поросозера до дамбы в Гирвасе. Три двухместных Тайменя, в нашем и наших друзей - по малолетней дочери. С третьей парой мы познакомились только в походе, и помню я их довольно плохо.

Поход несложный, но мы с Олегом практически чайники, вдвоем на порогах впервые, поэтому старательно смотрели, как проходили наши опытные товарищи, стараясь идти позади. Это не всегда получалось, так нас один раз унесло самыми первыми, и при мощном течении мы очень вовремя и нечаянно технично обошли по струе огромный и красивый обливной камень. Огромным и красивым он оказался уже при виде снизу, где мы встали около берега и начали смотреть, как его будут проходить наши спутники. Кричать и предупреждать там было делом безнадежным, никто из них не увидел бы нас за перепадом воды. В инструкции этот камень не указывался, а мне показалось, что он был совсем-совсем неплох: почти куб, покрытый белой пенной скатертью. Вторая байдарка прошла хорошо и тоже встала посмотреть, а наши друзья, самые опытные из нас всех, почему-то перли прямо на него. Инка потом рассказывала, что муж весело кричал: "Смотри, какие бурунчики, сейчас мы по ним лихо спрыгнем!", пока уже очень близко к камню не разобрался наконец. Увернуться им удалось в самый последний момент, а я все представляла, как бы хорошо на этом столе смотрелась застрявшая байдарка :)

Это предыстория о моем адреналине. А сам момент наступил на тихом озере. Наверное, это как раз было Линдозеро. День был солнечный и радостный, мы гребли наперегонки и пели песни, каждая байдарка свою. Мы - матвеевскую "Ах, как долго, долго едем, как трудна в горах дорога."

http://www.youtube.com/watch?v=iOdYqyj6riI

Ребята - "шел покорять неизвестные страны юный матрос в полосатой тельняшке".
Мы шли правее, они левее, помню, как я поглядывала через левое плечо. Женщины, как обычно, сидели впереди, мужчины сзали, дети по центру байдарок. В солнечном свете вода озера какая-то синяя, участки с рябью перемежались гладкой водой, лучи слепили. В Карелии даже в середине лета нежарко, но этот день мне помнится теплым, хотя я наверняка все равно была в ветровке, своей оранжевой с кантиком по рукавам, а Олег в в оливковой, сделанной не из болоньи, а из чего-то вообще водонепроницаемого. Люда была без шлема, который мы ухитрились забыть в Москве, платок по-бабьи замотан вокруг головы. Мы орали песни во все горло и пытались плыть им в такт. Наша песня не очень маршевая, поэтому приходилось менять манеру ее исполнения. Солнце высоко, а плыли мы с утра, поэтому я уже подустала махать руками, да и нечто вроде мозолей на ладонях за эти дни образовалось. Но тут был азарт, и я старалась изо всех сил. Вырывавшаяся вперед байдарка иногда делала перерыв в песне и дразнила отстающих, и когда впереди были мы, то кричали, что это из-за того, что мы легче, а ребята отвечали нам: "толщину не выбирают".

В этот момент я не только была счастлива, я очень отчетливо понимала, что я счастлива.

Profile

j_v_p: (Default)
j_v_p

December 2016

S M T W T F S
    12 3
45678910
11 12 1314 151617
181920 212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 08:40 am
Powered by Dreamwidth Studios